Юрий Хохлов (Ёжкин Кот) (e_cat) wrote,
Юрий Хохлов (Ёжкин Кот)
e_cat

Category:

Чеченцы: нация или мафия?

Чеченцы: нация или мафия?

"Нет постыдных способов добывать деньги,стыдно не иметь денег".
Чеченская пословица

Примечательно, что такой небольшой народ, как чеченцы, — чуть более миллиона человек, проживающих на северных отрогах Кавказа,— смог приобрести почти мифический ореол. Мифический в отрицательном смысле. Всякий раз, когда речь заходит о российской организованной преступности, рано или поздно произносят слово "чеченец".
И не только в России. В Праге, Берлине, Лондоне и в других городах, затронутых российской преступной волной, чеченцев приводят в качестве примера жестокости российских банд.
Не касаться чеченцев в разговоре об организованной преступности в странах бывшего Советского Союза так же бессмысленно, как, описывая итальянскую мафию, не привести в пример Сицилию.
Имеется очевидное сходство между Чечней и Сицилией, которое может объяснить коечто в преступной традиции: недоверие к центральным властям, а также семейные связи и клановая сплоченность, которая крепче других общественных связей. И в обоих отношениях ключ к современной ситуации следует искать в истории.
Колонизация Чечни Россией была жестокой и кровавой. Настолько кровавой, что как в царское, так и в советское время существовала строгая цензура в отношении этой главы в русскосоветской истории.
Но чеченцы выжили не только как нация. Им удалось сохранить свои особые свойства благодаря той системе сект и братств, которую не могла поломать никакая центральная власть.
Клановая структура чеченского общества уходит корнями в средневековье, когда на этой территории появился ислам.
Вместе с новой религией пришли и тарикаты, строгие мусульманские братства или орденасообщества, которые действуют в Чечне по сей день. Два тариката сегодня наиболее сильны, это — наджбандия и кадирия.
Кадирия стала самым сильным братством в Чечне в конце Xix века и разделилась тогда на три ветви: кунта-хаджийцы, батал-хаджийцы и бамат-хаджийцы.
Кунта-хаджийцы придерживались мирных методов, в то время, как батал-хаджийцы имели свою кастовую систему и проповедовали джигитизм: смелость, жестокую дисциплину, военное искусство и беспощадность к врагам.
Именно тарикат баталхаджи обвинялся в том, что во время Великой Отечественной войны он перешел на сторону немцев. Чеченцы - члены этого братства - убивали красноармейцев и командиров Красной Армии и грабили военные склады. За это была наказана вся чеченская нация. Ее руководители были уничтожены, а народ выслан со своей родины.
Кровь чеченцев, пролитая во время сталинского геноцида, все еще свежа в памяти народа.
Тарикаты помогли чеченцам сохранить крепкую внутреннюю организацию. Они основаны на замкнутости и скрытности.
Баталхаджийцы имеют "черную кассу" для своих молодых учениковмюридов и для оказания помощи своим учителям. Одновременно эта касса подобие общака воров в законе - является фондом для помощи попавшим в тюрьму или их семьям.
Эти деньги используются на все, что может способствовать усилению экономического и политического влияния братства.
Чеченские кланы отличает привязанность к оружию. Оружие - это часть культуры и поэтому с самых ранних лет мальчика-чеченца учат обращаться с оружием. Назначение мужчин - быть воинами и кормильцами.
С начала 60-х годов чеченцы почти забыты властями, пока в начале 80х годов, в последние годы советской власти, они вдруг не "вынырнули" в столице.
Чеченцы начинают наводить мосты в Москве, приобретая влияние на разных уровнях. Когда контроль со стороны государства в начале 80-х годов ослабевает, они выходят на первый план и завоевывают большое влияние в преступном мире. Агрессивно захватывая территории и особые области деятельности других банд, они сумели быстро приобрести репутацию закаленных и хорошо организованных вымогателей.
Первая попытка мафии разделить "пирог" под названием Москва была предпринята в 1988 году в Дагомысе у Черного моря.
Но с самого начала она оказалась обреченной на неудачу, поскольку в дележе не участвовали важные стороны, в том числе чеченцы. "Мы собираемся взять Москву, как сицилийцы заняли НьюЙорк и Чикаго", - был их ответ на попытки разделить столицу мирным путем.
Существует непосредственная связь между властью бывшего президента Дудаева в Чечне и преступными синдикатами в российских городах. Дудаев грозил превратить Москву в район бедствия, имея в виду как раз те криминальные группировки, которые лояльно относились к освободительным устремлениям Чечни и уже утвердились в столице.
Прямая связь чеченских банд с властями в Грозном была укреплена в результате судебного процесса в Москве в 1991 году.
Тогда "Ходжа" Нучаев, "Руслан" Атлангериев и Геннадий Ложбанидзе (Гена Шрам) были приговорены к длительному тюремному заключению за вымогательство, но вскоре освобождены на основании поддельных документов, предъявленных милицией Чечни.
А вскоре Нучаев и Атлангериев были приняты на службу в правительстве Чечни.
Чеченская преступность отличается своими традициями от советской.
У чеченских преступников существует только один вор в законе по имени Султан.
Участие в действиях вооруженных банд, строжайшая дисциплина и общая цель близки к чеченской традиции и могут объяснить, почему именно эта разновидность преступности оказалась столь успешной в новой России.
Чеченским организациям присуща строгая иерархия. Долг повиноваться носит всеобщий характер. Но при этом не создаются пирамиды власти, как это было в коммунистической партии. Чеченское братство или банда скорее напоминает снежинку с четким центром и лучами, образующими вокруг него самостоятельный рисунок.
Центр - совет старейшин.
Старейшина не обязательно должен быть старым. Самое главное - его должны уважать равные с ним и подчиненные.
Назначение совета состоит в принятии стратегических решений, касающихся всего братства, и в регулировании внутренних отношений между разными кланами, входящими в братство.
В совете старейшин отсутствует собственно вождь, но тот, кто отвечает за общую "черную кассу", может считать себя первым среди равных. Известно, что не позднее, чем осенью 1992 года, некий Муса, называемый также Старик, занимал этот пост в Москве.
27 ноября 1992 года на седьмом этаже гостиницы "Украина", в центре Москвы, Муса проводит встречу со ста пятьюдесятью руководителями разных чеченских банд со всей России. На этом собрании Муса требует новых, более эффективных методов работы, более жесткого управления и координации между разными чеченскими группами.
Вот эти-то группы или кланы и образуют лучи снежинки. Каждое такое ответвление обладает большой автономией и правом самостоятельно вести свои дела. Члены клана называются просто "людьми".
Стоит заметить, что по данным милиции, менее половины членов в чеченских группировках составляют чеченцы, В бандах, называемых "чеченскими", встречаются представители всех бывших советских народов, в том числе и славянских.
Объединяет кланы - помимо совета старейшин - наличие профессиональных убийц, которых привлекают в тех случаях, когда конфликт решается при помощи оружия Убийцы не относятся к какому-то отдельному клану, а могут быть привлечены по решению совета. Как правило, вооруженная группа или убийца-профессионал посылается из одного города в другой с разовым поручением, чтобы милиция не могла обнаружить связи с местным кланом.
Для управления этой деятельностью у чеченцев существует собственная разведывательная служба. Глава ее по кличке Ахмет располагает не менее чем пятьюстами квартирами и другими тайными убежищами в Москве, используемыми для конспиративных встреч и секретных сообщений, или мест, где укрываются агенты и профессиональные убийцы.
В Москве чеченские банды составляют три крупные группы: Центр, Останкино и Южный порт.
Центральная группа, которую возглавляет Лечи Исламов, контролирует свыше трехсот фирм, а также проституцию (мужскую и женскую) во многих крупных гостиницах.
Останкинская группа во главе с Мамудом Большим контролирует продажу мебели, продуктов и компьютеров, а также осуществляет перевозки в Грозный, столицу Чечни.
Южный порт Москвы, где сосредоточены значительные речные перевозки, является известным криминальным районом. Там имеется группа, возглавляемая ныне убитым в межклановой разборке Николаем Сулеймановым по прозвищу Хоза. Самый большой доход эта группа имеет от торговли автомобилями и деталями к ним.
Если прогуляться по улицам Грозного, то скоро станет понятно, какой товар движется в Чечню взамен печатаемых здесь фальшивых российских денег и изготавливаемых автоматов "Борус" ("Волк"). Это автомашины.
В течение года, к примеру, в местный автомобильный регистр были внесены десятки "роллсройсов" и "феррари-тестаросса", не говоря уже о несметном количестве американских и японских автомобилей, о которых в этом небольшом горном государстве несколько лет назад не могли и мечтать.
Как оказались здесь эти символы высокого положения?
Способов много, но честных среди них мало. Самое простое — обычные кражи и нападения на машины в ночное время как в странах СНГ, так и за их пределами.
По данным берлинской полиции, чеченцы часто были замешаны в кражах у российских войск, которые размещались на немецкой земле.
Но для получения автомобилей понастоящему высокого класса чеченцы предпочитают страховые мошенничества при участии представителей Запада. Если у господина Вебера в Гамбурге имеется шикарный "мерседес", то ему могут предложить, скажем, цену в десять тысяч марок. Сумма не так уж велика, но зато нет и риска от прямой кражи.
Соль сделки в том, что герр Вебер подождет с заявлением в полицию о краже в течение трех дней. Если он сделает это раньше, ему не поздоровится.
Если господин Вебер сдержит обещание, то чеченский "покупатель" успеет вывезти машину из Германии и ввести ее в бывший Советский Союз через какой-нибудь приграничный пропускной пункт, где у него имеются контакты.
А дома, в Грозном, он купит регистрационные документы, подлинные или фальшивые - по желанию.
В Германии же автомобиль объявляется бесследно пропавшим, а потерпевшей стороной оказывается страховая компания, услугами которой пользуется герр Вебер.
История его автомобиля может получить продолжение.
Чеченскому владельцу наскучил его "мерседес" или он хочет еще более роскошный автомобиль.
И вот он продает его через посредника бизнесмену Сергею Петрову из Ростова-на-Дону, готовому заплатить значительную сумму за несколько подержанный "мерседес" (на котором снова появляются немецкие номера).
Чего не знает Петров, так это того, что последним владельцем автомобиля является чеченец, а у того остались копии ключей.
Как только Петров заканчивает запутанные хлопоты по регистрации своей новой машины, она необъяснимым образом исчезает и опять оказывается в Грозном.
Этот фокус можно повторять в Курске, Воронеже, Нижнем Новгороде и Санкт-Петербурге.
Войны между бандами, в которых замешаны чеченцы, относятся к наиболее кровавым. Объяснение не только в том, что сами чеченцы быстро хватаются за оружие, несомненен так-же и этнический аспект. Одним из символов чеченцев является мишень, а будучи нацией отщепенцев, они стали прекрасными бойцами.
Противопоставление "белых" и "черных" - славян и кавказцев, если использовать этнические термины, существовало задолго до теперешних войн между бандами. Но стрельба пошла всерьез, когда новые банды стали делить Москву на территории и подчинять себе выгодные предприятия.
Для чеченцев, прибывших в Москву извне, власть оружия является одним из наиболее действенных способов показать свою силу и решительность. Войны у себя дома также приучили их к мысли, что человеческая жизнь немного стоит.
Поначалу в перестрелки ограниченно вовлекались люди, которые были непосредственно замешаны в деятельность банд, например, таксисты в крупных аэропортах и перед гостиницами. Затем она превратилась в настоящую расовую войну, когда посторонние люди с внешностью южан оказывались в опасной зоне, а чеченцев убивали только за то, что они чеченцы.
Этот конфликт достиг своей вершины в начале 1993 года, когда бандой из Ивантеевки были убиты три чеченца. Пятьсот членов чеченских кланов собрались на встречу, на которой пятеро из ивантеевской банды были приговорены к смерти. Несколько чеченцев взяли на себя поручение исполнить приговор.
Когда русские группы узнали об этом, они объединились под лозунгом "Москва - русским!" Чеченцы были объявлены отверженными.
В ответ на это чеченцы попытались объединить в единый фронт различные группы с Кавказа против московских банд.
Милиция в известной мере узаконила подобные этнические войны. Например, после попыток путчей и различных политических демонстраций она использует свои особые права, чтобы выслать из столицы десятки лиц "кавказской национальности".
В качестве борьбы с организованной преступностью такие меры малодейственны, потому что банды имеют своих информаторов в милиции и ключевые персоны всегда успевают оказаться в безопасности.

Андрей КОНСТАНТИНОВ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments