Category: дети

Наш орёл

Не снимайте! Я Божена!!!

Оригинал взят у on в Не снимайте! Я Божена!!!
На самом неполживом УкрТВ идут отборочные туры местного шоу "Голос", где дети из народа выходят на сцену и демонстрируют свои вокальные данные перед опытными педагогами... бла-бла-бла... ну вы и сами знаете.

8 февраля все обосрались. Как в прямом так и в переносном смысле.
Не буду говорить ничего за неудачно выступившего ребёнка, за отца она не отвечает. А жюри обосралось уже после того как десятилетняя девочка, к которой никто так и не повернулся, назвала вслух свою фамилию....

Collapse )
Наш орёл

ШАКАЛЬЁ...


Детей в Чечне используют как пушечное мясо

В феврале 2002-го в Грозном, при попытке пронести взрывное устройство, замаскированное под футбольный мяч, в здание РОВД Заводского района, была задержана 15-летняя Зарема Инаркаева. Ее действия боевики снимали на камеру. Девочка и не подозревала, что несет адскую машинку с дистанционным управлением. Террористы планировали произвести  взрыв после того, как Зарема войдет в кабинет начальника угрозыска.
Одним из самых дерзких и кровавых терактов в российской истории стал подрыв Дома правительства Чечни 27 декабря 2002 года. Тогда погиб 71 человек, 640 были ранены. За рулем начиненного взрывчаткой грузовика сидел 42-летний уроженец Ачхой-Мартана Гелани Тумриев. Не последняя роль в ужасном преступлении была отведена 14-летней дочери боевика, Алине Володиной, которую злодей повел с собой на смерть. Русская фамилия и славянская внешность достались девочке от матери, жительницы Ярославля.
Дорогу к комплексу правительственных зданий в Грозном  контролировали два КПП. На первом из них Гелани пропустили, по той причине, что рядом с ним в кабине сидела Алина. Никто и представить не мог, что 14-летняя девочка совершенно русской внешности  на самом деле едет взрываться вместе с отцом. Если бы не она, грузовик бы наверняка остановили бы еще на дальних подходах к Дому правительства. Прорваться через первый шлагбаум террорист так же не мог – у охраны было бы достаточно времени,  чтобы расстрелять грузовик из пулеметов.
В августе 1997 Тумриев похитил дочь и сына Илью, (он был рожден в предыдущем браке с другой жительницей Ярославля Еленой Федотовой) под предлогом, что отвезет детей отдыхать на юг. Обе матери обратились в ОВД с заявлением о похищении, однако детей искать никто не стал – ведь их увез родной отец, следовательно, никого состава преступления в его действиях нет. Собственно, и искать Илью с Алиной не требовалось – они вполне открыто проживали с отцом в Ачхой-Мартане. О судьбе Ильи Федотова известно немногое. В августе 1999 года, когда мальчику было 17, отец пристроил его рядовым боевиком в банду Басаева. По некоторым данным, вскоре Илья погиб в Дагестане.

Наш орёл

Так жить нельзя?


Вместо "яиц Иванова" советовал бы поднять такую тему

Я пенсионер, который за копейки пахал всю жизнь а теперь не может прожить на пенсию. Мне говорят – виноват сам, не приспособился, не воровал, не крутился. Нас миллионы.

Я врач, который учился семь лет, чтобы лечить людей и отвечать за их жизни. Я получаю зарплату меньше, чем уборщица в коммерческой фирме. Нас таких очень много.

Я стал инвалидом из-за неквалифицированного лечения, потому что хорошие врачи уходят из медицины. Нас сотни тысяч.

Я учитель, который отвечает за ваших детей. Но теперь торгую на рынке, потому что не могу прокормить своих. Нас очень много.

Я молодой и перспективный специалист, но я не попал в аспирантуру, потому что туда попали дети больших родителей. Я иду в армию и не знаю, вернусь ли живым и здоровым. Нас много.

Я солдат-срочник. Если меня не покалечат старослужащие, не убьют в негорячей точке и я не погибну в подлодке, танке, самолете, вертолете, на складе, на учениях, я вернусь домой и пойду учиться. Если, конечно, вместо меня не поступят «не годные к строевой» дети больших родителей. Нас очень много.

Я колхозник, который кормит горожан. У меня все хорошо. Только дети уезжают в город и не возвращаются, так что некому работать. Горожане презирают нас и смеются над нами. Мой урожай скупается за бесценок на корню и продается втридорога. А я пью. В деревне больше нечего делать – только работать и пить. Нас очень много.

Я беженец. Я работал и строил вместе со всеми, в одной стране, но я виноват – я делал это не в той республике. Я устал жить в страхе, что меня безнаказанно ограбят, отберут работу и жилье, покалечат моих детей и изнасилуют жену. Теперь, в России я никому не нужен, для меня нет жилья и работы. Нас очень много.

Нас всех не считают за людей. Мы хреново живем и плохо умираем. За нас некому вступиться, потому что мы не пидоры, не болеем СПИДом, не дружим с Большими людьми, не входим в оппозицию, наши права человека не нарушаются.
Мы просто живем, работаем и умираем. Нас миллионы.

***Воспроизведите этот пост, если вы считаете, что то что с нами происходит – это неправильно!***


chistyakov